Топовые новости
Случайное

Самостоятельная североамериканская работа

Самостоятельная североамериканская работаВосхищался Боливаром и губернатор Нью-Йорка Деуитт Клинтон: «Каждый шаг поднимает его еще выше в Общественном Мнении этой Страны». И хотя обычно скептически настроенный Александр Эверетт опасался, что Боливар и его ближайший сподвижник Антонио Хосе де Сукре могут изменить своей благородной натуре и «разочаровать надежды всего мира, превратиться не в Вашингтонов, а в Кромвелей и Бонапартов», он все же считал такой ход событий лишь гипотетическим. В своей книге Эверетт остерегался прежде времени сопоставлять Боливара с Вашингтоном, но верил, что Освободитель справится с искушениями, достойно пройдет через испытания и удалится в частную жизнь, приблизившись к Вашингтону как никто другой из всех героев мировой истории.

Когда ранним летом 1826 г. вышла первая самостоятельная североамериканская работа про революции в испанских колониях, гравюра «неутомимого» «Вашингтона Юга» была помещена на ее шмуцтитуле. Ее автор Джон Милтон Найлс подчеркивал либеральные взгляды Боливара: итогом его образования, европейского путешествия, дружбы с просветителями стало понимание, что «свобода — это естественная стихия для человека». Панамский конгресс Найлс считал благороднейшим начинанием «непобедимого солдата свободы», которому история заготовила редкую честь — «он освободил большую часть земли, чем кто-либо когда-то успел поработить».

Эксцентричный профессор Трансильванского университета Константин Рафинеск готовил двухтомную «Общую историю Америки», где XV столетие называлось «веком Колумба, или открытий», XVI — «веком Кортеса, или завоеваний», XVII — «веком Пенна, или поселений», XVIII — «веком Вашингтона, или независимости», наконец, XIX — «веком Боливара, или освобождения».

Североамериканцы не были одиноки в своих, пожалуй, чересчур цветистых энкомиях Освободителю. В эти годы Боливара боготворили Веллингтон, Байрон, Бентам, Констан, Гумбольдт, Гете.

Все переменилось буквально в течение нескольких месяцев. К осени 1826 г. в Соединенные Штаты одновременно пришли две вести — о провале Панамского конгресса и о проекте конституции Боливии. Если первая, конечно, вызвала разочарование в первую очередь среди сторонников Латинской Америки, то вторая породила уже целый вал изумленного негодования.

Характерно, что до 1830 г. в США так и не появилось ни одного обстоятельного разбора этого политического документа — текст, видимо, показался слишком необычным, даже странным. Вместо этого разбору подверглась личность его автора.

Галерея
4510286 4510466 4511588 4511926 4512071 4512090
Специально для вас:

Copyright © 2016. All Rights Reserved.